Абсолютная победа Украины — так эксперты комментируют сегодняшние решение Стокгольмского арбитража в деле взаимных исков Нафтогаза и Газпрома, которые пребывали на рассмотрении с 2014 года.



Абсолютная победа Украины — так эксперты комментируют сегодняшние решение Стокгольмского арбитража в деле взаимных исков Нафтогаза и Газпрома, которые пребывали на рассмотрении с 2014 года.

ммы претензий рекордные для шведского суда — почти 30 миллиардов долларов со стороны Нафтогаза и примерно 50 миллиардов долларов — со стороны Газпрома. Главная новость — в том, что арбитраж удовлетворил требование украинской НАК о пересмотре цены на российский газ по заключенному в 2009 году контракту с учетом рыночных условий.

Условия контракта, по которому Украина должна была каждый год покупать 52 миллиарда кубов газа, или оплачивать его стоимость, даже не выбирая весь объем (принцип «бери или плати»), также отменены Стокгольмским арбитражем. Стокгольмский арбитраж удовлетворил еще одно требование Нафтогаза — полностью отменил запрет со стороны Газпрома на реэкспорт газа.

«Решение Стокгольмского арбитражного института сегодня дает ответы на правовые вопросы в споре относительно контракта 2009 года о поставках газа между Нафтогазом и Газпромом… Их позиция по ключевым вопросам оказалась следующей: 1) условие «бери или плати» (львиная доля финансовых требований Газпрома) упразднена полностью; 2) запрет реэкспорта отменен полностью; 3) Формула цены пересмотрена с 2014 года — европейская цена», — написала на своей странице в Facebook заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль.
Таким образом, главная цель Украины — осуществление поставок газа и их ценообразование на цивилизованных принципах, по правилам европейского Энергетического сообщества и на основании Соглашения об ассоциации с ЕС, которые наша страна выполняет в полном объеме, — в суде достигнута.

В этой непростой для московских небожителей ситуации российские СМИ тщетно ждали какого-либо заявления Газпрома: на момент выхода данной статьи комментариев из штаба путинской газовой империи не последовало. В итоге, российские медиа информацию о проигранном их страной иске подают… со ссылкой на зарубежные средства массовой информации, и избирательно — на страничках ручных кремлевских медиа пока что есть новости исключительно об отмене контрактного условия «бери или плати».

Видимо, у авторов «Бессмертного полка» не хватило духу заявить на весь мир о своем поражении в шведском суде. Кстати, Стокгольмский арбитраж, ставший своеобразным реваншем шведов за Полтаву, в этом деле был выбран не случайно — возможность обращения именно в этот суд была в свое время обозначена самим Газпромом в контракте с Нафтогазом. Теперь — главный вопрос: чего ожидать дальше?

Цена вопроса

Решение арбитража, как пояснили эксперты, является окончательным, но, в то же время, неполным. Оно уже не будет пересмотрено, хотя впереди — «финальные выводы», суд должен разъяснить сторонам конфликта, как следует выполнять его решение. «Сторонам растолковали, как правильно применять принципы контракта. Главное — ценообразование. И оно — впереди. Основное — активизировать формулу цены в правильном формате. С 2014 года Украина пыталась это сделать, но Россия отказывалась. Сейчас ей придется все рассчитать, и — задним числом. Газпром не сможет не исполнить решение арбитража», — отметил юрист по энергетическим вопросам Владислав Власюк.

«Заднее число» в данном случае критически важно для нас — так как аннулирует претензии Газпрома на якобы задолженность Киева за природный газ перед Москвой. Генеральный директор Центра исследований энергетики Александр Харченко считает, что все детали суд объявит на протяжении нескольких недель. Предварительно арбитраж заявлял, что для детализации ему потребуется от 6 до 8 недель, но этот срок может быть продлен еще на 2 недели. Хотя, раз принцип «бери или плати» отклонен, то и подсчеты могут быть упрощены (поскольку будут считаться суммы за конкретные объемы газа, заказанного и принятого НАК «Нафтогаз» по рыночным ценам соответствующих периодов сверки).

«Главная наша победа — основная часть претензий Газпрома на сумму почти 50 миллиардов долларов полностью отклонена. Это на практике означает, что Украина победила в данном арбитражном процессе. А если будет пересмотрен принцип цены, о чем уже объявлено, то победа будет беспрецедентной. Но нужен анализ решения арбитража, это — не документ на одной странице, решение о принципах — десятки страниц, в которых нужно разбираться», — комментирует ситуацию Харченко.

Если предположить, что при ценовом пересмотре контракта Газпром останется еще и должен Нафтогазу — чего не исключают эксперты — возникает другой любопытный вопрос — сколько нам должны россияне, и можем ли мы этот долг востребовать, с учетом того, что Россия в собственном законодательстве сама себе «разрешила» не признавать решения любых международных судов. Этот ее «суверенный» принцип, напомним, в полной мере был продемонстрирован в деле ЮКОСа: экс-акционеры этой компании до сих пор не могут получить даже части из 50 миллиардов долларов компенсации, которую присудил им суд Гааги.

Харченко уверяет, что повторения этой ситуации в нашем случае быть не может: «Процесс ЮКОСа был против государства Россия. А имущество государства Россия за ее пределами пользуется правом экстерриториальным. В нашем случае идет речь о коммерческом имуществе, имуществе Газпрома, даже несмотря на то, что это — государственная российская компания. То есть, распространяются правила ареста имущества, счетов, изъятия акций — в том случае, если Газпром рискнет не выполнять решение Стокгольмского арбитража. А у Газпрома огромное количество активов за рубежом, в отношении которых абсолютно применимы исполнительные решения».

Такого же мнения придерживается и Власюк. Он считает, что к Газпрому аресты активов будут применены, если того потребует арбитражный процесс. «Встать и демонстративно выйти из-за стола Газпром может, но это не помешает довести разбирательство арбитражу до конца, как и применить финансово-юридические инструменты», — подчеркнул юрист.

Транзитные иски

Кроме финальных выводов по первому иску, арбитраж еще должен принять решение по искам в отношении транзита газа. Оно ожидается в конце июня. Сумма претензий Нафтогаза составляет 10,2 миллиарда долларов, также украинская корпорация требует установления новых тарифов на транзит голубого топлива через нашу ГТС. Претензии Газпрома в этом вопросе — незначительные. Они составляют порядка 7 миллионов кубометров газа, и основываются на использовании технического топлива для поддержания газотранспортной системы.

Как уверяет Газпром, Нафтогаз в определенный период отобрал этот газ из транзитного потока для обеспечения надлежащего давления в трубе. Теперь российский монополист требует компенсации. А вот претензии Нафтогаза — более весомые. Газпром в договоре зафиксировал, что будет транзитировать не менее 110 миллиардов кубометров газа в год. Но никогда это обязательство не выполнял, напротив, сократил транспортировку более чем в полтора раза. Харченко считает этот иск беспроигрышным.

«Там претензии исключительно со стороны Нафтогаза, в этом процессе наша компания ничем не рискует — мы или выиграем дополнительные деньги, или нет. Не более того», — сказал он. Власюк считает, что решение арбитража по транзитному иску будет в пользу Украины. «Я с самого начала считал, что по транзитным тарифам — у нас бесспорная позиция. Поэтому я немного ошарашен решением арбитража по цене, так как в этом вопросе была очень сложная ситуация. Тариф на транзит для Газпрома должен быть увеличен согласно европейским нормам, в итоге, если подсчитать во сколько обошлось России строительство обходных газопроводов, то реально им будет дешевле поставлять газ через Украину», — отмечает юрист.

Не исключено, что, обалдев от такого решения Стокгольмского арбитража, которое сильно ударит по и так подпорченному в Европе имиджу Газпрома, российский монополист традиционно начнет предлагать Украине очень привлекательную цену на газ (напомним, с ноября 2015 года у Газпрома Нафтогаз ничего напрямую не покупает). И тогда — решение за Киевом — а нужно ли нам это с политической точки зрения, несмотря на возможную выгоду от коммерческой составляющей. Ведь, как показала минувшая зима, украинцы, в отличие от украинской власти, предпочитают у врагов ничего не покупать. Даже товары, «альтернативы которым нет».

Оставить комментарий: